Как «Большое строительство» грозит новым всплеском инфляции и обесцениванием гривны

322

«Большое строительство» президента Украины Владимира Зеленского является одной из крупнейших коррупционных схем в истории Украины, более того — оно грозит всплеском инфляции в Украине. Что происходит на «Большом строительстве» смотрите в расследовании Watchdogs.

Украинские дороги — одни из самых дорогих в Европе. Заказчиком ремонтов и строительства дорог — является «Укравтодор». До прошлой недели его успешно возглавлял Александр Кубраков — теперь это действующий министр транспорта. (Получил он повышение — со слов самого Президента — за реальный результат в «Большом строительстве»)

При каденции Кубракова госагентство «Укравтодор» превратился в клондайк по освоению бюджетных денег — в прошлом году на дороги в рамках программы Большая стройка потратили астрономические 110 млрд гривен.

Схема, которую откатали на дорожных подрядах господин Кубраков и компания — стара, как мир. Вот смотрите, от 100% стоимости дорожного строительства — 80% это стоимость строительных материалов: асфальт, щебень, песок. И только 20% — это прибыль компании, зарплаты рабочим и работа механизмов — экскаваторов, грузовиков, асфальтоукладчиков и др. Самый простой способ украсть — завышение цен строительных материалов. покупаешь щебень по двести гривен, а в документах рисуешь пятьсот. Триста остаются тебе и всем соучастникам.

По данным «Наши деньги» Кубракову удавалось закладывать стоимость «благодарности» за жирный тендер прямо в проектную документацию! Завышение цен на стройматериалы были заложены прямо в проекты и составляло 15-20%. То есть, каждая пятая гривна заходила в качестве «благодарности» еще до строительства!

Чтобы не быть голословным, вот конкретный пример: полтавская дорога Р-60. Это трасса регионального значения Конотоп-Ромны-Пирятин, сделать должны в течение этого года отдельным участками 34 км за 522 миллиона гривен. И когда тендер выиграла компания «Альтком» за 455 млн, как и экономия неплохая получилась, Укравтодор наконец открыл эту великую тайну — «сметы». Вот что у них было.

«Завышение цены асфальта достигало чуть не 40%того уровня, который даже сам» Укравтодор «признает рыночным для того регион. Вывести на строительных материалах маржу — это самый простой способ получить нелегальный доход», — отметил заместитель главного редактора сайта «Наши деньги» Юрий Николов.

Вот эти сравнительные таблицы: стоимость щебня увеличили на 64%, асфальта — на 27 и 17% в зависимости от сорта. Парадоксально, но авторы этого проекта завысили даже рекомендованные и признанные рыночными для полтавского региона цены профильным ведомством «Укравтодора». Разница между стоимостью того же щебня от первого до последнего звена как раз и выросла на 60%. Каждая пятая гривна ушла кому-то в карман.

«Мы входим в эру картельных схем, когда вдруг строительство дорожает в течение одного календарного года вдвое, хотя ключевой компонент сырьевой — битум — в 2020-м году был существенно дешевле, чем в 2019-м или 2018-м годах», — считает эксминистр инфраструктуры Владимир Омелян.

Был и есть в «Укравтодоре» времен Кубракова еще один тендерный фаворит — это печально известная «Автомагистраль-Юг». Вы только представьте — с начала 2020 года эта компания выиграла тендеров по всей Украине суммарно более чем 50 млрд гривен.

Давайте на конкретных сделках этой компании с государственными деньгами мы сейчас продемонстрируем, где зашита коррупция. Именно нам удалось еще полгода назад разглядеть в бухгалтерии «Автомагистрали» трансформацию цен на строительные материалы, по сути — дерибан бюджетных средств. Причем сделано это было с особой долей цинизма. Смотрите.

«Автомагистраль-Юг» ремонтировала трассу Днепр-Царичанка-Кобеляки-Решетиловка. Почти 3 миллиарда гривен на этот ремонт выделили из ковидного фонда. Это в постановлении Кабмина в редакции с сентября 2020 года.

На ремонт этой дороги еще и использовали «новейшие технологии» от тестя Зеленского с использованием шлаковых отходов, забирали у уже любимой компании гаранта «Арселор-Миттал» бесплатно, а затем Автомагистраль покупала почти по цене золота этот шлак у специфических ОООВок и закатывала его в дороги.

Одной из этих ОООВок-однодневок была некая фирмочка «Медан». Ее директор — Денис Лободин из города Черноморск оказался работником той же «Автомагистрали», чем не преминул похвастаться у себя на ФБ-странице. Мы получили эксклюзивные данные с оплатой этой ОООвки. И представьте наш шок, когда цена шлака на пути от «Арселора» через ряд фирм и в «Автомагистрали» на глазах менялась с нуля до 90 гривен. На масштабах Большого строительства — это миллионы бюджетных гривен воздуха

Не только шлак, а цены на товары которые закупала автомагистраль у «Медана» были в среднем на 40% выше, чем те, по которым «Медан» покупал те же товары у других компаний. Например, поребрик прессованный (1000 * 200 * 80 мм) купили 1,5 тысячи штук у предприятия «залог» по 62,5 грн за штуку, а уже через 2 дня «Автомагистрали» продали по 111 гривен. Так и дорожают дороги!

После расследования Watchdogs, «Медан» приобщили к уголовному производству по бюджетным махинациям, ключевым фигурантом которого является «Автомагистраль-Юг»

Но представьте уровень цинизма, это производство ведется еще с 2017-го года, но вместо того, чтобы нести ответственность за собственные промахи «Автомагистраль-Юг» только наращивает объемы тендерных денег

За чей счет все это дорожный банкет? Если в прошлом году на дороги в частности одним махом пустили из так называемого ковидного фонда более 30 млрд гривен, то с 1 января 21 года бас лопнул, и Офису президента и Кабмину пришлось искать новые источники финансирования «Большого строительства». И они их нашли, причем опять же — государственные. Субъективно, эта история — не лучше ковидного фонда.

Деньги заняли у государства, а именно — у «Укрэксимбанка». В прошлом году «Укравтодор» получил в этом государственном банке почти двадцать миллиардов гривен.

Инвестиционный банкир Сергей Фурса называет такие займы «скрытым наращиванием государственного долга». Логика здесь простая — «Укравтодор» не является компанией, которая может заработать деньги, и погасить облигации за счет будущих доходов, поэтому для них — это не обычный финансовый инструмент. Это по сути «печатание денег».

«Никто не ожидает, что Укравтодор будет зарабатывать деньги, правда? Поэтому так или иначе за все долги» Укравтодора «будет платить государство. Таким образом это действительно скрыто увеличивается государственный долг. С другой стороны, это действительно печатание средств. Из-за этих кредитов «Укравтодора» и Эксимбанка уже возникли проблемы с Международным валютным фондом. На самом деле мы видим повторение истории раннего или позднего Януковича, когда под популистскими лозунгами, тогда это был дешевый газ, сейчас — Большое строительство, существенно увеличивается государственный долг. Потому что эти деньги мы не заработали, мы их занимаем», — отметил Фурса.

Если это действительно скрытое увеличение государственного долга, рано или поздно нам всем это хорошо «аукнется». Ничем другим — как инфляцией. Каждому украинцу — так же как каждому из нас, пришлось платить в свое время за бездумное наращивание долгов правительствами Януковича. Помните те прекрасные времена, когда, на первый взгляд, экономика была стабильной, а потом в один миг инфляция пошла бешеной волной? Теперь из-за наращивания долгов и расходования всех ресурсов на большое строительство все это может повториться.

Эта история с «Укрэксимбанком» и «Автодором» — это не обычный кредит. Это облигации, то есть ценные бумаги. Укравтодор продал эти облигации Укрэксимбанку, а через некоторое время должен отдать первоначальную сумму плюс проценты. Часть средств (5 млрд), кстати уже вернули с процентами в апреле этого года.

Остальные займы там расписаны на годы вперед — до 2025. Но обратите внимание вот на что — соглашение о выкупе облигаций подписывали почему- то в Офисе президента Украины.

«Это наверное вопрос скорее к Офису Президента, чем к нам… Куда нас пригласили, туда мы и приехали, отказывать на уважительное приглашение было бы наверное неправильно. А так, это была только площадка для подписания, переговоры там никакие не велись, переговоры велись в банке в Автодоре, соответственно Кабмин принимал участие, поскольку он и является владельцем банка технически», — заявил директор департамента информационной политики АО «Укрэксимбанк» Владимир Пикалов.

Формально Офис президента не имеет права ничего приказывать ни «Укравтодору», ни Укрэксимбанку, это структуры, которые работают под Кабмином. Но вот пригласил их Офис президента что-то подписать, и они прямо не могли отказаться …

Заметимо, Евгений Мецгер, глава правления Укрэксимбанка — так же из Кривого Рога, как и Владимир Зеленский. Их отношения даже называли «дружбой», но сам Мецгер утверждал, что всего лишь несколько раз консультировал будущего президента по финансовым вопросам. Ну, и все помнят скандальный звонок Зеленского Мецгеру в Хмельницком, когда Президент в прямом эфире рассказывал главе правления банка, как ему правильно давать отсрочки по кредитам для предпринимателей …

Если вы не являетесь кандидатом наук по государственному управлению, как Илья Кива, вам может быть немного не понятно, почему это так странно, когда президент звонит главе банка, или, допустим, главе «Укравтодора», и говорит, что им делать. так вот все просто — они ему не подчиняются! А глава государственного банка вообще должен исключить любое политическое влияние в своей работе, потому что это обернется убытками!

Но смотрите, как все «хорошо» складывается: долги «Укравтодора» — это больше не головная боль Кубракова, он теперь — министр транспорта и инфраструктуры, а как рассчитаться по облигациям теперь должны ломать головы его преемники. Но правда в том, что «Укравтодор» действительно впервые со времен Януковича начал брать деньги в долг через облигации. И это государственные деньги, и государственные долги, которые приумножаются Зеленским, так же как делал это Янукович.

И со временем нам всем придется за это заплатить. Экономика работает по четким законам и правилам. Инфляция — может стать настоящей ценой «Большого строительства». Поэтому желание Зеленского войти в историю страны со своими дорогами, вполне может обернуться для нас обесцениванием гривны.